История успеха. Танкерное воспитание Андрея Самовика

Сегодня в рубрике «История успеха» мы представляем капитана теплохода проекта RST27 «ВФ Танкер-18» Волжского пароходства Андрея Самовика.

Андрей Александрович родом из города Краматорск Донецкой области. Переехав в 90-х годах на постоянное место жительства в Нижегородскую область, окончил Нижегородское речное училище имени И. П. Кулибина и Волжскую государственную академию водного транспорта (ныне — университет). Получил дипломы по специальностям «судовождение на внутренних водных путях» и «морское судовождение». Профессиональную деятельность начал в 1999 году в должности третьего помощника капитана — третьего помощника механика на «Волго-Доне-153» Волжского пароходства.

В 2003 году перешел на танкерный флот. Работал в командных должностях на судах разных проектов, занятых на перевозках наливных грузов, в том числе на буксирах-толкачах«ОТ-2119» и «Урал-4», на танкерах «Волга-Флот-5», «Механик Белов», «ВФ Танкер-9». В октябре 2014 года назначен капитаном теплохода «ВФ Танкер-18».

В апреле 2017-го экипаж судна принял участие в спасательной операции сухогруза «Герои Арсенала», потерпевшего крушение в Керченском проливе. После тех событий Андрей Самовик получил звание «Почетный работник морского флота».

— Андрей Александрович, скажите, когда вы приняли решение связать свою судьбу с флотом?
— После переезда в Нижегородскую область. В Краматорске мои родители оказались после того, как туда по распределению в советские времена направили отца, Александра Сергеевича. Он работал в геологоразведке. В начале 90-х мой старший брат Дмитрий окончил десять классов, я — восемь, на следующий год надо было определяться с профессией, а Украина к тому времени стала самостоятельным государством, и в учебных заведениях вводился украинский язык. Тогда мама, Валентина Ивановна (педагог — по профессии, преподаватель физики и математики), решила: едем в Нижегородскую область, откуда она родом.

Все мое представление о будущей профессии тогда ограничивалось прогулками по Волге на «ОМике» и видом проходящих больших теплоходов. О том, как работают и живут речники, я ничего не знал. Когда родители предложили поступать в речное училище, сказав, что там учат на капитанов и механиков, которые водят суда по Волге, подумал: почему бы нет. Прошел подготовительные курсы, поступил на судоводителя, а в процессе учебы появился азарт.

— Вот так с первого взгляда полюбили будущую профессию?
— Поначалу впечатления были разными, но учиться нравилось. Запомнилась ознакомительная практика на пассажирском теплоходе «Капитан Рачков», ходившем на скоростной линии Москва — Астрахань, рейс в оба конца занимал 12 дней. После третьего курса уже работал в штатной должности рулевого-моториста на танкере «Волгонефть». Судно требовало ухода, помню, то и дело его красили. Вот тогда было тяжеловато, непривычно уходить из дома на длительное время в плавание. А когда вернулся, прошел месяц, другой — и опять потянуло в рейс.

Наверное, еще потому, что на танкере была дружная команда, люди самого разного возраста. Нас, новичков, хорошо приняли, во всем помогали.

— А многое значит для успешной карьеры такое отношение в начале профессионального пути?
— Очень многое. Считаю, что у каждого должен быть хороший наставник. У меня их было двое — капитан той самой «Волгонефти» Владимир Викторович Марков, который запомнил меня и позднее позвал к себе в экипаж на морской буксир «Зубр». И капитан «Волго-Дона-153» Николай Александрович Громин. На этом теплоходе в Волжском пароходстве я трудился сначала в 1999-м третьим штурманом — третьим помощником механика после четвертого курса речного училища (затем подал документы в водную академию) и еще в 2002-м. А потом мы вновь встретились с ним на танкере «Волга-Флоте-5». На этом теплоходе я вырос со второго штурмана до старшего помощника капитана, проработав на нем четыре навигации, до 2011 года.

А дальше моя работа была связана с современными нефтеналивными судами класса «река-море», которые начала строить компания «В. Ф. Танкер» (позднее она вошла в состав Волжского пароходства). Так я оказался на «Механике Белове» у капитана Алексея Петровича Фролова.

Потом я подменил старпома на «ВФ Танкер-9» (проект RST27), экипаж которого возглавляет капитан Михаил Юрьевич Чеботраш. И остался на этом теплоходе. Несколько контрактов отработал в той же должности и в октябре 2014 года был назначен капитаном теплохода «ВФ Танкер-18».

— Выходит, что ваш карьерный маршрут на танкерном флоте составил десять лет. Какую географию вместил этот период времени?  
— Довелось поработать везде. Начиная с внутренних водных путей, когда на буксире «Зубр» ходили с нефтеналивной баржей из Ярославля на перевалочную базу Новинки на Волго-Балте, и заканчивая доставкой нефтепродуктов на судах класса «река-море» из Туркмении в Махачкалу. На химовозе «ВФ Танкер-9» доставляли из Ростова-на-Дону и украинских портов растительное масло в Испанию и Италию. Также наши маршруты пролегали с Волги на рейд порта Кавказ в Керченском проливе. Зимой выполняли разовые рейсы в Грецию и Турцию.

И сейчас география перевозок довольно обширная. Работается с настроением. Во-первых, нравится управлять судном, оснащенным современным оборудованием, очень маневренным и с совершенно другим уровнем ведения грузовых операций по сравнению с остальными танкерами. Во-вторых, доволен экипажем, с которым можно пойти куда угодно и выполнить любую задачу. С некоторыми специалистами отработал по пять лет. Это старший механик Артур Серсбулатович Карабаев, старпом Андрей Александрович Леваднев, второй штурман Роман Сергеевич Парамонов и другие.

— Именно слаженные действия экипажа помогли выйти победителями в страшном шторме четырехлетней давности в Керченском проливе и спасти моряка с затонувшего турецкого сухогруза?
— Тогда действительно разыгрался нешуточный шторм, высота волны достигала трех метров, и когда мы получили сигнал бедствия от «Героев Арсенала», то оказались ближе всех к месту крушения судна. Чтобы поднять из воды единственного выжившего моряка, пришлось провести сложную спасательную операцию, рискуя самим стать жертвами стихии. Все члены экипажа знали, что и как делать во время тревоги «Человек за бортом», которая не раз отрабатывалась на судах компании. Эта выучка помогла нам справиться со всеми трудностями.

Мы вынесли колоссальный опыт из той ситуации. И уже с его учетом стали проводить тренировки на теплоходе, наглядно убедившись в том, что море не прощает ошибок.

— Был еще несколько иной опыт, когда вы, будучи капитаном, «примерили» на себя роль берегового специалиста отдела безопасности судовождения. Так? 
— Я всегда старался работать между контрактами: то в караванной службе, то ответственным за огнеупорные работы, даже сам научился сварке. И, действительно, временно в порядке эксперимента занимал вакантную должность капитана-наставника в береговой службе. Обмен опытом оказался полезным и эффективным. Мне удалось увидеть работу компании изнутри, а береговые специалисты получили оценку своих действий и решений с точки зрения капитана, работающего на флоте.

Работая на берегу и анализируя все данные, поступающие в компанию, видишь полную картину происходящего, в результате меняется взгляд на многие вещи.

— Андрей Александрович, а чем еще живут капитаны между контрактами?
— Заботами о семье. Моя супруга также выпускница ВГУВТа Татьяна. Она — по специальности юрист. У нас два сына — Арсений, которому 15 лет, и десятилетний Иван. Есть надежда, что флотская династия продолжится. Что касается отдыха, то, возможно, будем проводить его на собственном дачном участке, когда его обустроим и будем что-нибудь выращивать.

— Назовите основные, на ваш взгляд, преимущества работы в Волжском пароходстве?
— В первую очередь возможность профессионального роста. В солидной и перспективной компания созданы условия для профессионального роста персонала. В небольших судоходных компаниях отношение другое: хочешь повышать образование — учись, приноси диплом, а там посмотрят, куда с ним взять. В Волжском пароходстве кроме того полный соцпакет, белая, прозрачная бухгалтерия. Постоянное внимание уделяется безопасности судоходства. Это очень актуально для наливного флота, где предъявляются высокие требования. У нас даже есть такое понятие, как «танкерное воспитание». В основе его специфика работы, которую должны знать члены экипажа с первых дней работы.

Чтобы добиться успеха на флоте, нужно серьезно относиться к учебе и перенимать опыт у более опытных коллег. Тогда и работа в удовольствие и все получается.